Блюда из сказок, которые можно съесть на самом деле

Конфеты Вилли Вонки Книжки (уменьшительное от книга) Рональда Даля – просто шведский стол, испещренный различными деликатесами, а уж произведен

6 легенд о чугуне, от которых пора избавиться

Конфеты Вилли Вонки

Книжки (уменьшительное от книга) Рональда Даля – просто шведский стол, испещренный различными деликатесами, а уж произведение «Чарли и шоколадная фабрика» предлагает новые угощения на каждой страничке. Эверластинг, Хэйр Тоффи и Вонка Барс – любая из этих придуманных создателем книжки умопомрачительных конфет сейчас стала реальностью. На волне популярности книжки и следующих ее экранизаций компания «Нестле» стала выпускать шоколад под брендом «Вонка», а наименования для него брала прямо из первоисточника.

Угощения из Хогвардса

Как не вспомнить Гарри Поттера и пиры в Хогвардсе, когда речь входит о конфетах и вообщем кулинарии. Известный огневиски, шоколадные лягушки и тыквенные пироги – это была не просто еда, а целый художественный прием, метод показать разницу меж волшебниками и магглами, которые так не похожи друг на друга, что не могут даже есть однообразные сладости. Точно так же, как в случае с «Чарли и шоколадной фабрикой», меню из серии о Гарри Поттере перешло в реальную жизнь. Детки всего мира умоляют собственных родителей приобрести им шоколадную лягушку, чтоб восполнить свою коллекцию карточек.

Рахат-лукум из Нарнии

Что же это за сладость такая, из-за которой Эдмунд Певенси кинул собственных братьев и сестер? Таким вопросом задавались все детки Англии, когда книжки Клайва Стейплза Льюиса о Нарнии узрели свет. На данный момент всем понятно, что это тягучие десерты с орешками, покрытые сладкой пудрой. Но не много кто знает, что пользующимися популярностью они стали (сплав железа с углеродом (и другими элементами)) конкретно благодаря известному детскому писателю. И без книжек о Нарнии об этом лакомстве, быстрее всего, не достаточно кто бы вызнал.

Пеппи Длинныйчулок и имбирное печенье

Эта обычная скандинавская выпечка была бы никому неведома, если бы не рассказы о Пеппи и та именитая сцена, в которой она выпекает циклопическое количество имбирного печенья. Она воплощает собой мир детских фантазий, когда предел желаний – иметь все сладости (вкус — выражение как в отношении веществ, вызывающих) мира. Кстати, истинное заглавие имбирного печенья, которое уже плотно вошло и в нашу традицию, а также стало возлюбленным новогодним лакомством, — пипаркукас. Оно очень просто готовится и не наименее просто съедается.

Пирожные наследника Тутти

Кто не помнит девочку-циркачку Суок из сказки Юрия Олеши «Три Толстяка» и ее 1-ые в жизни пирожные во дворце наследника Тутти. На самом деле, это не просто лакомство, которое после выхода сказки стали включать во все кулинарные книжки Русского Союза, описывая рецепт на собственный лад. Пирожные – это метафора непримиримой борьбы «толстяков» и «бедняков». Для первых это угощение ничего не означает, а вторым никогда не достается. Возможно, детки, которым предки не разрешают есть много сладкого, ощущают себя конкретно «бедняками» из сказки Олеши.

Каша из топора

Этому необыкновенному блюду полностью посвящено целое произведение российского фольклора, из которого становится ясно, что это не столько рецепт, сколько уловка. Потому классические ингредиенты таковой каши могут быть различными, неизменных только два – жадная старуха и оборотистый боец. Пожалуй, схожее блюдо лучше всего охарактеризовывает особенность российской кухни – поскрести по сусекам и приготовить из того, что бог послал.

Молочные реки, кисельные берега

Российская притча «Гуси-лебеди» ввела в оборот не просто экзотичное угощение, но и понятие, значащее бескрайний вещественный достаток. Молочные реки, кисельные берега стали олицетворением нескончаемой сытости. Меж тем, в российский фольклор этот образ попал прямиком из Библии, правда, там заместо киселя был мед. На Руси же кисель был самым торжественным и дорогим из всех напитков, готовился из овса и подменял по питательности хлеб.

КОММЕНТАРИИ